Природа социального социальная структура философия

Для понимания сущности общества, сложных и многообразных процессов, происходящих между людьми, важнейшее, можно сказать, фундаментальное значение, имеет анализ его социальной структуры и этнических общностей, из которых оно состоит. Сейчас практически каждое государственное образование имеет сложную социальную структуру и состоит из различного рода этнических национальных общностей людей.

Взгляды на природу и сущность социальной структуры общества в современной философии отображены в нескольких концепциях, которые условно можно разделить на три. Первые отрицают существование классов и противопоставляют им такие социальные образования, как группа и страта, с помощью которых рассматриваются человеческие отношения. Наиболее активно их пропагандируют американские социологи Т. Парсонс — , П. Лазарсфельд — , ряд других буржуазных мыслителей. Ко второй группе следует отнести марксистов, признающих существование в обществе классов и социальных групп.

Представителем третьей концепции можно считать уже упоминавшегося М. Сторонники первой концепции, отвергая существование классов в современном обществе, предлагают рассматривать социальную структуру общества через призму теории социальной стратификации и социальной мобильности. Считается, что этих понятий вполне достаточно, чтобы анализировать все социальные процессы, происходящие в обществе.

В целом группа, страта рассматриваются как переоснова социальной структуры общества. В представлении американских социологов первичная группа — это любое количество лиц, находящихся во взаимодействии друг с другом в результате одной непосредственной встречи или ряда встреч.

Благодаря этому каждый член группы получает некоторое впечатление или восприятие каждого участника или участников. В совокупности это создает образ группы, социального объединения или в момент взаимодействия или же спустя какое-то время в виде воспоминания. Нетрудно заметить, что подобное определение содержит в себе неопределенность и страдает абстрактностью. По существу, если им руководствоваться, то в группу можно включить людей, связанных между собой совершенно случайными и незначительными связями.

По этой классификации группой считаются семья, воинские подразделения, рабочие и инженерно-технический персонал на производстве, молодежные объединения и даже любители пива.

Нетрудно заметить, что критерием принадлежности людей к той или иной группе выступают прежде всего впечатление, восприятие каждого члена группы, его память, благодаря которой он вспоминает и узнает других членов группы, одним словом, субъективное состояние его сознания и психики. В соответствии с подобным подходом, в современном обществе группы формируются путем свободного волеизъявления заинтересованных лиц.

Это значит, что социальная группа представляет собой известное коллективное единство, целью которого является достижение и выполнение поставленных задач. Наличие коллективного единства означает, что группа руководствуется таким социальным поведением и стремлением к определенному равновесию, в котором центростремительные, то есть организующие силы превалируют над дестабилизирующими, то есть центробежными. С этой точки зрения современное общество есть не что иное, как координированная система дифференцированных групп, вне которых современный человек практически не может существовать.

Этот термин взят из геологической науки и означает в ней пласты в геологической породе. Иногда страты отождествляются с понятием классы, хотя подобное уравнивание неправомерно из-за различного социального содержания этих понятий.

Критерии, по которым людей можно отнести к тому или иному слою, могут быть самыми разными. Это профессиональные отличия, уровень жизни, общность социальных интересов, приближенность или отдаленность к политической власти.

Подобная классификация, а точнее стратификация не позволяет определить количество страт в обществе. Более того, получается, что декларированные подходы к определению страт позволяют зачислять одно и то же лицо сразу в несколько страт, например, по уровню жизни и по профессиональной принадлежности.

Важнейшей чертой стратифицированного общества является социальная мобильность, которая, в свою очередь, делится на горизонтальную и вертикальную. В соответствии с горизонтальной мобильностью, люди могут перемещаться внутри одного и того же слоя, например, меняя специальность, формы получения дохода, местожительство. Вертикальная мобильность означает переход людей из нижних страт в верхние, и наоборот.

Теория социальной стратификации и социальной мобильности, по мнению ее создателей, позволяет понять структуру западного общества, его открытость, те возможности, которые оно предоставляет своим членам для социальных перемещений.

Детально классифицированы и профессионализированы пути, следуя которым, люди могут улучшить свое положение. Вне всякого сомнения, перечисленные возможности в обществе существуют, но, к сожалению, и об этом свидетельствует статистика, только незначительная доля людей в процентном отношении, исчисляемая единицами, может воспользоваться указанными возможностями.

Да и к тому же социальная мобильность проявляется не между различными стратами, а главным образом среди близких друг другу социальных слоев, например, между высшими прослойками рабочего класса и низшими слоями среднего класса. Особенно хорошо это заметно между молодыми людьми, вступающими в брак.

Вообще же перемещение, например, представителей рабочего класса в высший свет является делом исключительно редким. Не отрицая права на существование и анализ социальной структуры общества с позиций теории социальной стратификации и социальной мобильности, нельзя не признать, что критерии, используемые для разделения общества на группы и страты, не имеют под собой прочной основы.

Они в немалой степени зависят от субъективного подхода исследователя, а это позволяет размывать границы социальных слоев и по существу не дает истинного знания о социальной жизни общества и факторах, ее определяющих. По-видимому, неубедительность используемых аргументов привела к тому, что эта концепция, возникнув в ые годы XX в.

Можно считать, что наиболее разработанной, с классовых позиций анализирующей социальную структуру общества является марксистско-ленинская теория, у истоков которой находились Маркс и Энгельс, и в которую весомый вклад внесли их последователи в том числе советские обществоведы. Напомним, что существование классов и борьбы между ними было открыто французскими историками Ф. Гизо — , Ж. Тьерри , Ф. Минье — , А. В их трудах был показан процесс формирования классовых интересов, классов, исторического развития борьбы между ними.

В работах экономистов того периода была дана экономическая анатомия классов. С этих пор классовый анализ общественной жизни продолжает сохраняться в общественных науках, хотя принципы и методы, используемые при этом, существенно отличаются друг от друга. Классы, представляющие большие группы людей, являются, согласного марксистам, основными субъектами исторического процесса в послепервобытной истории человечества.

Род и община с их внутренне слабо дифференцированной общностью по мере социального расслоения общества привели к возникновению классов, более широких и стабильных социальных общностей людей. Вообще общество делится на различные группы людей, отличающиеся друг от друга, например, по возрасту, полу, национальности, расе.

Это естественное, можно сказать, природное деление, и оно не ведет к социальным различиям. Только классовое деление людей вызывает в обществе общественное неравенство, нестабильность и революции. Отсюда огромная важность придается выяснению причин, вызывающих деление общества на классы. Марксизм однозначно считает, что деление общества на классы обусловлено экономическими причинами. Его источником является разделение труда и, как следствие этого, обособление лиц, занимающихся различными видами производства и обменом продуктами труда между ними, в большие группы людей.

Первыми, как известно, выделяются в особые отрасли труда скотоводство и земледелие, после этого труд ремесленников отпочковывается от сельскохозяйственного, а умственный от физического. Общественное разделение труда и развитие обмена приводит к распаду общинной совместной собственности и появлению частной собственности, находящейся в распоряжении отдельных лиц. Итогом подобных преобразований является появление в обществе классов, богатых и бедных, а в конечном счете социального неравенства, являющегося в свою очередь источником экономической и социально-политической нестабильности.

Исторически первой формой деления общества на классы была рабовладельческая формация. Хотя при рабстве существует грубая физическая форма принуждения, это вовсе не означает, что оно возникло только с помощью насилия. Так считать нельзя, поскольку насилие в виде вооруженных стычек и столкновений между племенами существовало много раньше, однако классы не появлялись.

Их возникновение становится возможным благодаря экономическим факторам, в первую очередь росту производительности труда, в силу чего существование рабов становится вполне оправданным.

Формирование первых в истории человечества классов происходило следующим путем: Затем эта социальная прослойка, постепенно превращавшаяся в класс, пополнялась за счет появившихся богатых людей.

Во-вторых, через обращение в рабов воинов, захваченных в плен во время войн. Затем их ряды пополнялись теми, кто в силу разных причин, в первую очередь экономических, попадали в долговую зависимость. Определяющим фактором принадлежности к тому или иному классу становится наличие или отсутствие частной собственности. В последующие периоды образование новых классов происходило уже по апробированной схеме. Те лица, которые захватывали командные высоты в экономической и социально-политической жизни, образовывали господствующие классы, другие же, попадавшие в зависимость от них, становились угнетенными классами.

Управление общественным производством в классовом обществе осуществляется тем классом, в руках которого находятся средства производства. Владение средствами производства делает из собственников богатыми людьми, поскольку каждый работник, нанятый ими помимо рабочего времени, необходимого для поддержания его самого, вынужден еще затрачивать прибавочное время для того, чтобы содержать собственника средств производства.

А поскольку собственником выступает одно или несколько лиц, а работники исчисляются сотнями или даже тысячами, то становится ясным происхождение богатства. Оно возникает за счет эксплуатации одних людей другими. Отмечая этот момент, Маркс писал: Владение господствующим классом средствами производства обеспечивает ему доминирующие позиции во всех других сферах общественной жизни и прежде всего политических и идеологических, с помощью которых он поддерживает свое господство.

Уход с исторической сцены одних и приход других классов обусловлен необходимостью смены производственных отношений, становящихся препятствием для развития производительных сил. Господствующий класс теряет свою организаторскую и руководящую роль в производстве, становится тормозом экономических и общественных преобразований и в силу уже только этого должен уступить место новому классу.

Вся человеческая история свидетельствует, что именно так происходила смена социально-классовой структуры во всех общественно-экономических формациях. Помимо основного классообразующего фактора, заключающегося в отношении к средствам производства, существуют и другие тоже существенные, но все же уступающие по значимости первому.

Это — роль в общественной организации труда, способы и размеры получаемого общественного дохода. Об управлении обществом лицами, средства производства имеющими, или же их ставленниками, уже говорилось.

Господствующие классы, овладевая властью, прежде всего защищают свои интересы, подчиненные классы вынуждены выполнять те функции, которые им определены власть имущими. Каждое улучшение ими своего положения — повышение заработной платы, социальные гарантии достигается за счет борьбы с господствующими классами, с использованием различных форм классовой борьбы.

Способы и размеры получения людьми доходов весьма разнообразны и являются существенным класообразующим признаком, но только в совокупности с другими. Сам по себе он таковым не является. Классовое деление общества проявляется не только в экономике, но в политике и духовной жизни.

Чтобы сохранить определяющую роль в экономической жизни, господствующий класс должен постоянно обладать политической властью, чтобы проводить и отстаивать нужные для него законы. В духовном и идеологическом плане он обязан утверждать те принципы, которые соответствуют его положению и устремлениям. Помимо классовых различий, являющихся основными, в обществе еще существуют другие социальные различия.

К ним относятся неравенство между людьми, обусловленное их местом в сфере производства, имущественные, культурные, бытовые различия. Социальными различиями следует также считать внутриклассовые и групповые различия, характеризующие разное имущественное положение, приближенность к власти. Учитывая многообразие социальных различий, существующих в обществе, вместе с тем следует всегда выделять главные, по сути дела, определяющие.

Таковыми являются классовые, которые, во-первых, определяют природу существующего строя и его основные сферы жизнедеятельности; во-вторых, классы представляют собой наиболее многочисленные и мощные группы людей, от взаимоотношения между которыми, по существу, зависит ход истории общества, его экономическая, социальная и политическая жизнь. Социальной структурой общества называется совокупность классов, общественных слоев и групп и система взаимоотношений между ними. Смена социальной структуры общества происходит вслед за сменой способа производства и связанного с этим распределения средств производства.

При смене способа производства в обществе появляются новые классы и одновременно более или менее длительное время сохраняются старые классы. Поэтому в каждой социальной структуре общества обычно продолжают сосуществовать наряду с основными классами, которые порождаются господствующим в нем способом производства, неосновные, или переходные, классы. Их существование предопределено или остатками ранее функционировавшего способа производства, или появлением ростков нового способа производства.

Так, анализируя прежние общественно-экономические формации, нетрудно заметить, что при рабовладельческом строе наряду с рабовладельцами и рабами, существовали мелкие свободные земледельцы-крестьяне, а также ремесленники. При феодализме, по мере развития городов, рос слой ремесленников и торговцев, из которых в позднее средневековье незначительная часть превратилась в капиталистов, а большая — в наемных работников.

По мере развития человеческой цивилизации социальная структура общества имеет тенденцию к усложнению и усилению своего многообразия. Так, при капитализме, особенно на его монополистической стадии развития существуют и взаимодействуют между собой большее количество классов и социальных групп, чем когда-либо раньше. А это значительно усложняет управление общественными процессами и сохранение доминирующей роли господствующих классов.

Одним из важнейших положений марксистского учения о социальной структуре общества является положение о классовой борьбе как важнейшем факторе общественного развития. Марксизм исходит из того, что вся история человеческой цивилизации после распада первобытной общины — это история борьбы между классами. Происхождение классовой борьбы объясняется марксизмом противоположностью положения в обществе и противоречием интересов различных классов.

Определяющим в понимании классового интереса является не сознание класса, хотя это тоже имеет место, а положение и роль данного класса в системе общественного производства. Считается, что интересы буржуазии и пролетариата противоположны и они — антагонистические классы. Антагонизмом пронизаны отношения основных классов предшествующих общественно-экономических формаций — рабовладельцев и рабов, феодалов и крепостных крестьян.

Антагонистический характер могут также носить отношения между классами различных формаций, приходящих на смену друг другу. Так, на стыке двух формаций, феодальной и капиталистической, когда буржуазия утверждала в обществе свое экономическое и политическое господство, в смертельную схватку, по крайней мере на первых порах, вступили с ней феодалы. Но это противоборство не носит абсолютный характер. Во-первых, это происходило не во всех странах, а во-вторых, эти классы, то есть феодалы и буржуазия находят в конечном счете общие интересы и общий язык.

Согласно марксизму, классовая борьба является основным двигателем исторического развития, а ее высшей формой проявления является социальная революция. Классовая борьба при капитализме ведется в трех основных формах: Основным направлением экономической борьбы трудящихся масс является борьба за повышение заработной платы, улучшение условий труда, увеличение продолжительности оплачиваемого отпуска.

Как правило, организующей силой в данном случае выступают профсоюзы. Суть политической борьбы заключается в организованных действиях трудящихся, направленных на завоевание власти на различных государственных уровнях, начиная от муниципальных или районных органов до центральных государственных учреждений.

Главной же задачей является завоевание политической власти в национальном масштабе. Идеологическая борьба — это борьба идей и концепций. Она включает в себя необходимость освобождения сознания трудящихся от мелкобуржуазных идей и предрассудков и внесение прогрессивной идеологии в сознание трудящихся и в первую очередь рабочего класса. Ни в коей мере не отрицая классовую борьбу и ее значение в историческом развитии, нам представляется, что марксизм несколько абсолютизирует ее роль и в какой то степени даже вступает в противоречие с основополагающими положениями своей доктрины.

Известно, что фундаментальными теоретическими и методологическими принципами марксизма являются законы материалистической диалектики, первым из которых является закон о единстве и борьбе противоположностей. Коротко, суть этого противоречия заключается в том, что каждая вещь, явление и процесс содержат в себе противоречия и противоположности.

Так вот, это единство, имея универсальный характер, распространяется в том числе и на социальные явления. Следовательно, можно сделать вывод, что сама марксистская теория допускает не только борьбу, но и единство в социальных процессах. Другими словами, общество получает импульсы для развития не только в процессе классовой борьбы, но и находясь в социальном мире. Можно привести десятки примеров из истории и современной мировой действительности, которые подтверждают этот тезис. Так, если обратиться к истории России, то можно увидеть, что самые впечатляющие реформы были осуществлены при Петре I и Александре II, когда классовой борьбы в обществе в целом не было.

Если же обратиться к истории человечества, то самые выдающиеся преобразования в различных странах, например, в древнем Египте и античной Греции были свершены при консолидированном обществе. В современной истории также немало примеров, свидетельствующих о том, что в том случае, когда в обществе достигался компромисс между различными классами, налицо были колоссальные успехи.

Уже не один десяток лет царит внутренний мир в скандинавских странах — Норвегии, Швеции, Финляндии и в Японии. Хорошо известны успехи, достигнутые этими странами в экономическом, технологическом и научном плане. Высоким является в них уровень социальной защищенности граждан.

И по-видимому, совершенно не случайно, что в этих странах самый высокий в мире уровень жизни и продолжительности жизни. Не учитывать эти факты при анализе современной концепции классовой борьбы было бы неразумно. В XX веке значительное хождение в академических и политических кругах получили идеи об обществе уже упоминавшегося немецкого мыслителя Макса Вебера.

По существу, Вебер, не приводя для этого убедительных критериев, делит общество на три самостоятельных порядка, являющихся своеобразными подсистемами со своими принципами функционирования: Классы действуют и проявляют свою сущность в экономическом порядке. Страты — в социальном, и партии — в политическом порядке.

Классом, по Веберу, является группа людей, которая находится в одной и той же классовой ситуации. Всего он выделяет три класса. Первым является класс собственников. Вторым — класс наживы, включающий в себя тех, кто занят банковскими операциями, торговлей и сферой обслуживания. Третьим является социальный класс.

Каждый класс в свою очередь включает в себя различные группы людей, которые и являются собственно классами. Принадлежность к тому или иному классу определяется не отношением к средствам производства, а совершенно произвольными критериями, преимущественно уровнем потребления и формам владения собственностью.

Так к классу собственников относятся те, у которых различия в собственности являются решающим фактором их классовой принадлежности. Формы и размеры собственности в решающей степени предопределяют классовое расслоение. В соответствии с таким классообразующим принципом класс собственников выглядит так: К классу предпочтительно неимущих собственников относятся: Во второй класс входят предприниматели, коммерсанты, промышленники, производители оружия, сельскохозяйственные предприниматели, банкиры и финансисты, лица свободных профессий адвокаты, врачи, артисты , обладающие исключительными способностями или высоким уровнем образования.

К классу наживы, со знаком минус, относятся работники, занятые в особо качественных сферах производства. Это квалифицированные, полуквалифицированные, неквалифицированные рабочие. Кроме того, к ним примыкают отдельные функционеры, находящиеся на государственной службе и в частном бизнесе.

К социальным классам относятся пролетариат в целом, мелкая буржуазия, интеллигенция, не обладающая собственностью, инженеры, служащие и вообще чиновники, класс собственников, надо полагать мелких, поскольку их категория не уточняется, и лица, занятые в системе образования. В этом классе у Вебера почему-то нет класса со знаком минус. Переход из одного класса в другой не составляет трудностей и это не удивительно, так как классообразующие признаки весьма размыты и далеко не всегда между классами можно провести четкие различия.

Может быть, по этой причине Вебер, хотя и признает существование классовой борьбы, но понимает он ее своеобразно, так как у него нет угнетенных классов. Одно из принципиальных различий между классами и стратами, по Веберу, состоит в том, что классы возникают в процессе развития производственных и товарных отношений, страты же появляются по мере установления принципов потребления во всех сферах общественной жизни.

Ради достижения своих целей классы, страты и политические партии борются за овладение в обществе властью. Отметим, что Вебер отделяет политические партии от их социальной базы, рассматривая их как нечто самостоятельное, независимое. В то же время вся современная история свидетельствует, что политические партии создаются, а затем действуют с целью защиты интересов определенных социальных сил.

Определяя период наибольшей активности классов и страт, Вебер указывает, что возникновение в обществе кризисной ситуации, угрожающей его технико-экономическому состоянию, выдвигает на первый план классы и способствует активизации их деятельности. Периоды же спокойного развития общества в наибольшей степени благоприятствуют деятельности страт.

Социальным общностям людей в историческом плане предшествовали этнические, на базе которых они появились в процессе развития и усложнения человеческих отношений.

В социальной философии изучение этнических общностей людей стало осуществляться значительно позже, чем многое другое, но по своей важности и значимости оно занимает ведущее место. На сегодняшний день среди ученых нет единой точки зрения по данной проблеме. Мы рассмотрим две из них — марксистскую и веберовскую. Наряду с Марксом и Энгельсом большая роль в разработке теории этнических, национальных общностей, их возникновения и развития принадлежит В. Их идеи по этой проблеме в своей основе носят историко-экономический характер.

Согласно основоположникам марксизма, первыми известными формами общности людей в доклассовый период были род и племя. До появления родовой организации людей для человека была характерна стадная форма существования. Появлению рода способствовало возникновение первобытной общины, экономической основой которой являлась общинная собственность. Совместное ведение хозяйства на основе общинной собственности, естественно-уравнительное распределение вещей, в первую очередь продуктов питания, совместный быт и развлечения способствовали образованию такой общности как род.

Можно сказать, что род выступает как самая первая производственная, социальная и этническая группа людей, объединенная в одно целое совместной трудовой деятельностью, кровнородственным происхождением, общим языком, общими религиозными и мифологическими верованиями, обычаями и чертами быта.

По мере изменения и развития хозяйственной деятельности эволюционировали и усложнялись родовые формы общности людей. Следующей более крупной формой этнической общности людей является племя. Ее появление объясняется необходимостью прежде всего сохранения и защиты среды обитания территории проживания, мест охоты и рыболовства от посягательств со стороны других человеческих объединений.

Более многочисленный состав населения намного облегчал задачу переселения и устройства жизни на новых территориях.

Немаловажное значение имело также предохранение от вырождения рода, которое грозило ему из-за сексуальных отношений между кровнородственными homo sapiens. Племенная форма общественной жизни значительно усложняется, появляется вожди-руководители, военоначальники, жрецы, новые органы управления, без которых раньше обходился род. Это объясняется тем, что наряду с родовой собственностью и родовой организацией общественной жизни, появляется племенная собственность, а все это потребовало новых форм управления.

Можно сказать, что племя — это более крупная, чем род, общность людей, как правило состоящая из нескольких сот или даже тысяч человек. В каждое племя входило не менее двух родов. Для своего времени родоплеменная форма существования людей была самой оптимальной социальной общностью, соответствовавшей и стимулировавшей производственную деятельность.

Классическая философия:

Именно этим, по-видимому, можно объяснить существование подобной формы общности практически у всех народов мира и ее сохранение в некоторых регионах мира вплоть до наших дней. Трудно переоценить значение родоплеменной общности в деле становления культурного человечества в целом и каждой личности в отдельности.

Прежде всего она в большей степени способствовала совершенствованию орудий труда, выработке норм и правил социального поведения, развитию первобытной культуры и языка общения. По существу, общество впервые получило возможность сохранять производственный опыт, формы социального управления, зачатки культуры, достижения в области развития языка, верования, традиции и в более совершенной форме передавать это последующим поколениям. С момента своего появления родоплеменная общность выступала как социально-производственная и одновременно этническая общность.

По мере формирования общественного разделения труда и, в частности, отделения скотоводства от земледелия, появления различных ремесел, возникновения меновых отношений и имущественного неравенства усиливается потребность в создании более совершенной общности людей, скрепленной не только кровнородственными связями, но и другими отношениями, открывающими новые возможности для развития человечества.

Такой формой общности людей стала народность. Новыми моментами, определявшими ее сущность стали более тесные территориальные связи между людьми, принадлежавшими к различным родам и племенам и объединенными друг с другом не кровнородственными связями, а совместной производственной экономической и культурной деятельностью.

На этой стадии развития заметно усиливается политико-правовой аспект в человеческих отношениях, происходит дальнейшая социально-классовая дифференциация между людьми. С учетом сказанного народность можно определить как общность людей, проживающих на одной территории, объединенных общим языком, особенностями психического склада, культуры и образа жизни, закрепленных в обычаях, нравах, традициях. На этом этапе заметно совершенствуется производственная и экономическая деятельность людей, новое развитие получает культура, усиливается социально-классовая дифференциация между людьми, создаются предпосылки для политического обособления народов друг от друга, то есть образования самостоятельных государств.

Следующей более высокой формой общности людей, в которой этнический момент начинает дифференцироваться от социально-производственного и приобретать в известной степени самостоятельное значение является нация.

Формированию нации способствует прежде всего необходимость расширения и закрепления территории, усложнение экономических и производственных отношений, объединение близких по языку, психическому складу и культуре народов.

Определяющим фактором в объединении людей в нацию является развитие производственно-экономических отношений. В социально-политическом плане это приводит к бурному образованию национальных государств. На сегодняшний день наиболее распространенной этнической общностью людей является нация. И это неудивительно, так как именно объединение людей по национальному признаку создает наилучшие предпосылки для проживания людей, организации производственно-экономической, социально-политической и культурной жизни.

Общность экономической жизни, единый язык, общая территория, некоторые особенности психического склада людей, проявляющиеся в специфических чертах культуры, являются основными чертами нации. Можно сказать, что нация — это устойчивое объединение людей, связанных общим языком, общей территорией, общностью экономической жизни и некоторых особенностей психического склада людей, выраженных в специфических чертах культуры данного народа. Как видим, этнические общности людей имеют исторически преходящий характер, а это свидетельствует, что при определенных условиях, связанных с изменением экономических условий и необходимостью установления новых отношений между людьми, возможно возникновение новых этнических общностей людей.

Подобно многим своим единомышленникам, считающим капитализм самой совершенной формой общественно-экономического устройства, Вебер не рассматривает экономические условия в качестве фундаментальной предпосылки образования наций. О предшествующих этнических общностях людей он умалчивает. Нации, согласно Веберу, невозможно дать определение, исходя из эмпирических свойств, характеризующих ее.

Те, кто это пытаются сделать, приходят к убеждению о том, что определенные группы людей обладают специфическим чувством солидарности друг к другу. В данном случае речь скорее идет об эмоциональной оценке, чем концептуальном подходе. Между тем в обществе нет ни договоренностей, ни единого мнения о том, каким образом надо ограничивать число таких групп людей, ни относительно характера общественных действий, которые можно было бы считать проявлением солидарности.

Кроме того, согласно Веберу, нельзя отождествлять нацию с народом отдельного государства, принадлежащего к определенной политической общности. Нацию нельзя также определять по языковой принадлежности людей, так как на одном языке могут разговаривать люди, живущие в разных странах например, североамериканцы и англичане.

С другой стороны такая общность людей не кажется абсолютно необходимой, так как в официальных документах, используемых в межгосударственных отношениях, наряду с понятием, например, швейцарская нация, используется понятие швейцарский народ. Некоторые исследователи в качестве признака, определяющего принадлежность к нации, рассматривают культурные особенности, присущие той или иной общности, разговаривающей на одном и том же языке.

Но это характерно далеко не для всех. Это приемлемо для Австрии, России и в меньшей степени для США и Канады. Более того, даже те, кто разговаривает на одном и том же языке даже в рамках одной страны, могут отвергнуть национальную однородность и заявить о своей принадлежности к другой культуре. И для этого у них есть определенные основания — различные вероисповедания, различия в привычках, обычаях, социальной структуре, образе жизни. Кроме того, проявление национального у разных народов демонстрируется по-разному.

Все это, по мнению Вебера, дает основание считать, что помимо эмоциональных чувств, элементов престижности, нет других убедительных аргументов, которые бы оправдывали существование наций. Судя по работам Вебера, он предпочитает анализировать жизнь общества без учета существования этнических общностей, а только через анализ ее социально-экономических общностей. В целом взгляды Вебера на этнические общности людей и, в частности, на нацию отражают ситуацию, сложившуюся в западной социологии по вопросу о сущности и роли нации в современной общественной жизни.

По существу, даже среди тех, кто признает существование этой проблемы, нет единого мнения, как ее следует трактовать, а, кроме них, есть и такие, кто отрицает необходимость заниматься этим вопросом вообще, так как он, якобы, создан искусственно. Библиотека Гумер - философия. Концепция социальной стратификации и социальной мобильности Сторонники первой концепции, отвергая существование классов в современном обществе, предлагают рассматривать социальную структуру общества через призму теории социальной стратификации и социальной мобильности.

Марксистский анализ социально-классовой структуры общества Можно считать, что наиболее разработанной, с классовых позиций анализирующей социальную структуру общества является марксистско-ленинская теория, у истоков которой находились Маркс и Энгельс, и в которую весомый вклад внесли их последователи в том числе советские обществоведы.

Вебер о социальной структуре общества В XX веке значительное хождение в академических и политических кругах получили идеи об обществе уже упоминавшегося немецкого мыслителя Макса Вебера.

Что такое социальная стратификация и социальная мобильность в обществе? Учение марксизма о классах, социальных группах и причинах классового противоборства. Вебер о социальной структуре общества. Род, племя, семья, община — первоначальные формы общности людей. Народность и нация, пути их формирования. Формы общественных отношений и их сущность экономические, правовые, политические, религиозные и т.

Ваш комментарий о книге Обратно в раздел философия Список тегов: Политическая социология - электронная библиотека социологии Гидденс Э. Учебное пособие для вузов - Электронная Библиотека социология библиотека социологии - Сорокин П. Теология апокрифы апологетика библейские толкования библиология библейские словари богословие догматика душепопечительство екклесиология история церкви оккультизм патрология религиоведение сектология современная церковь сравнительное богословие.

Конфессии атеизм ислам иудаизм католицизм православие протестантизм. Иностранные языки Английский Французский Немецкий Иврит Японский Турецкий Испанский Китайский. Каталоги Новые книги Именной Хронологический Авторы. Разное Форум Блог Новости Туризм Рефераты Ссылки Связь Site Map.

Поиск по сайту Введите условия поиска Web www. Все права на книги принадлежат их авторам. Если Вы автор той или иной книги и не желаете, чтобы книга была опубликована на этом сайте, сообщите нам.

Карта сайта

118 119 120 121 122 123 124 125 126